May 15th, 2014

«Посвящается всем великим завоевателям — прошедшим, настоящим и будущим»

File:Apotheosis.jpg«Апофеоз войны» 1871 г.
На раме сделана надпись: «Посвящается всем великим завоевателям — прошедшим, настоящим и будущим».
художник В. В. Верещагин (1842—1904) .

На картине изображена пирамида из человеческих черепов на фоне разрушенного города и обугленных деревьев, среди раскалённой степи; вокруг пирамиды вьются вороны.
Всe детали картины, в том числе жёлтый колорит полотна, символизируют смерть и опустошение.
Ясное синее небо подчёркивает мёртвенность картины.
Идею «Апофеоза войны» также ярко выражают шрамы от сабель и дыры от пуль на черепах.

Василий Верещагин, Апофеоз войны, фрагмент, черепа

Известный русский художественный критик В. В. Стасов писал об «Апофеозе войны»:

"Здесь дело не только в том, с каким именно мастерством Верещагин написал своими кистями
сухую пожжённую степь и среди неё пирамиду черепов, с порхающими кругом воронами,
отыскивающими еще уцелевший, может быть, кусочек мясца.
Нет!
Тут явилось в картине нечто более драгоценное и более высокое, нежели необычайная верещагинская виртуальность красок: это глубокое чувство историка и судьи человечества…"

La Grande Odalisque

«Большая одалиска»  1814 г.
картина французского художника Жана Энгра (1780—1867)

Одалиска  — «горничная, рабыня, служанка» — женщина, состоящая в гареме султана.
Одалиски воспринимались на Западе как наложницы или сексуальные рабыни,
и их статус был ниже статуса официальной жены. Фактически они были прислужницами жён султана.
Обычно они ни разу не видели султана.
Если одалиска отличалась красотой, или какими-нибудь искусствами, её готовили стать женой султана.
Прекрасная одалиска, сумевшая очаровать господина своей красотой, пением и танцем, могла стать женой султана.

Образ одалисок привлекал воображение западных художников ориенталистов XIX века .
Османская империя еще была могущественна и дворцы султана поражали восточной роскошью.
Одалиски обычно изображались молодыми, прекрасными полуобнажёнными женщинами в восточных одеждах и интерьерах.
На изображениях они либо возлежали на подушках на фоне ковров и кальяна, либо исполняли танец живота перед своим господином.