December 16th, 2015

Клеопатра Великая. Портреты и Плутарх. Часть 1

Оригинал взят у gorbutovich в Клеопатра Великая. Портреты и Плутарх. Часть 1
Прижизненные и средневековые портреты Клеопатры


Лишь с очень немногими варварами она говорила через переводчика, а чаще всего сама беседовала с чужеземцами — эфиопами, троглодитами, евреями, арабами, сирийцами, мидийцами, парфянами… Говорят, что она изучила и многие языки, тогда как цари, правившие до нее, не знали даже египетского, а некоторые забыли и македонский.

История Клеопатры VII (69-30 гг. до н.э.) и грубого пошлого солдафона Марка Антония (83-30 до н.э.) известна всем, но лучше всех – Плутарху (ок.45-ок.127 н.э.)

Плутарх сообщает: [1]

[Третий из главных геров рассказа историка – Цезарь, то есть Октавиан (63 до н.э. - 14 г. н.э.), будущий Август]

" 25. Ко всем этим природным слабостям Антония прибавилась последняя напасть — любовь к Клеопатре <…>


Около 1479-1480. Смерть Антония и Клеопатры, фрагмент. Джованни Боккаччо (1313-1375). «О несчастиях знаменитых людей» (первая редакция около 1360). Книга 6, начало главы 13 /  Giovanni Boccaccio, translated by Laurent de Premierfait. Title De casibus virorum illustrium in French translation (Des cas des ruynes des nobles hommes et femmes). Origin Netherlands, S. (Bruges). Date c.1479-c.1480. The British Library, Royal 14 E.V, f.339. Source

26. <…> Антоний послал Клеопатре приглашение к обеду. Царица просила его прийти лучше к ней. Желая сразу же показать ей свою обходительность и доброжелательство, Антоний исполнил ее волю. Пышность убранства, которую он увидел, не поддается описанию, но всего более его поразило обилие огней. Они сверкали и лили свой блеск отовсюду и так затейливо соединялись и сплетались в прямоугольники и круги, что трудно было оторвать взгляд или представить себе зрелище прекраснее.

27. На другой день Антоний принимал египтянку и приложил все усилия к тому, чтобы превзойти ее роскошью и изысканностью, но, видя себя побежденным и в том и в другом, первый принялся насмехаться над убожеством и отсутствием вкуса, царившими в его пиршественной зале. Угадавши в Антонии по его шуткам грубого и пошлого солдафона, Клеопатра и сама заговорила в подобном же тоне — смело и без всяких стеснений.

Collapse )